Председателю 
Следственного комитета РФ,
105005, г. Москва, Технический пер., д. 2
Шилина Геннадия Алексеевича,
адресс

Заявление о преступлении
(о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Брянского областного арбитражного суда Дюбо Ю.И.)
11 апреля 2013 года судья Брянского областного арбитражного суда Дюбо Ю.И., рассмотрев исковое ООО «РТИ-Спецодежда», совладельцем которого я являюсь, приняла решение по делу А09-1936/11 об отказе в иске. Решение в полном объеме было изготовлено 15.04.2013.
Это решение, принятое единолично судьёй Дюбо Ю.И., полагаю заведомо неправосудным, опирается не на закон, а на произвол.
Этот вывод основан на нижеследущем.
В целях улучшения восприятия сведём все ложные утверждения судьи Дюбо Ю.И. в четыре обобщения:
1) Истец избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права, заявив иск не к непосредственной стороне по сделке, а к последнему собственнику (абзац второй с. 8 – здесь и далее, если не оговорено другое, решения по делу А09-1936/2011 от 15.04.2013);
2) Истцом пропущен срок исковой давности (абзац третий снизу с. 10);
3) Истец должным образом не обосновал существование у него права собственности на спорный объект на момент совершения сделки с Громыко А.И. (абзац второй снизу с. 10);
4) Истец не представил надлежащих доказательств стоимости спорного имущества по состоянию на май 2005 года (абзац четвертый снизу с. 11).
Соответственно, моё обвинение в совершении преступления против правосудия выстроено далее из четырех автономных частей, посвященных отдельным приведенным выше обобщениям.
Каждое из этих обобщений состоит из следующих ложных утверждений:
1. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о выборе Истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права.
Ложное утверждение: «… Суд поддерживает довод Ответчика, что обязанность возместить убытки в виде  стоимости имущества, подлежащего реституции (когда она не возможна в натуре), прямо возложена на сторону по сделке» (абзац 4 с. 7).
То есть. Судья Дюбо Ю.И.  преступно не изучила и взяла на веру довод Ответчика, существо которого можно выразить так: иск о взыскании неосновательного обогащения должен был быть предъявлен не к Ответчику, а к ИП Громыко А.И. – первому в цепочке приобретателей спорного объекта, поскольку в силу п. 2 ст. 167 ГК РФ обязанность возместить в деньгах стоимость имущества, подлежащего реституции, когда она не возможна в натуре, прямо возложена на сторону по сделке.
При этом судье Дюбо должно было бы быть совершенно очевидным, что Ответчик никаких новых фактических обстоятельств в данном отношении – относительно тех, что были известны суду на 28.06.2011 - не сообщил. То, что Ответчик не был первым приобретателем, а таковым был ИП Громыко А.И., суду было известно изначально. Более того, суд тогда отмечал, что данный факт обладает свойством преюдиции, поскольку установлен решением Арбитражного суда Брянской области от 05.05.2008 по делу № А09-3622/2007 (абзац второй снизу с. 2 решения от 28.06.2011). Разумеется, суду было изначально известно, что на момент предъявления иска Корпус № 1 с транспортным переходом как индивидуально-определенная вещь уже не существовал (абзац третий с. 4 решения от 28.06.2011).
«Правовая» позиция судьи Дюбо Ю.И. (и Ответчика) имела бы какой-то резон, если бы Истец спохватился только тогда, когда и реституция, и виндикация (в натуре) стали невозможными. Однако виндикационный иск к ЗАО «Риэлт-Сервис», рассматривавшийся в деле № А09-6380/2007, о котором суду было известно, был в момент его предъявления надлежащим способом защиты нарушенного права собственности ООО «РТИ-Спецодежда». Лишь в период рассмотрения дела Ответчик добился юридического исчезновения виндицируемого объекта, добившись в судебном порядке (дело № А09-931/2008) признания права собственности на результат самовольной реконструкции. При этом Ответчик преступно утаил во время рассмотрения данного дела информацию о наличии правопритязаний со стороны ООО «РТИ-Спецодежда». Такое поведение Ответчика было квалифицировано при первом рассмотрении настоящего дела как виновное. Новых обстоятельств, доказывающих отсутствие вины, Ответчик не указал.
В такой ситуации освобождение Ответчика от гражданско-правовой ответственности, выражающейся во взыскании стоимости неосновательного обогащения, и переключение всей полноты ответственности на ИП Громыко А.И. означало бы, что ЗАО «Риэлт-Сервис» извлекло преимущество из своего незаконного преступного поведения. На недопустимость подобного положения вещей указано, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10.
аждое лицо вправе выбирать по своему усмотрению способ защиты своих нарушенных гражданских прав, и надлежащих способов может быть несколько. Недействительность договора следует из его ничтожности безусловно автоматически, однако последствия недействительности сделки применяются только в судебном порядке. Обязанность возместить стоимость имущества, подлежащего реституции, когда она не возможна в натуре, действительно, лежит на стороне по сделке, но потерпевшая сторона не обязана заявлять именно реституционный иск.
Как указано в п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П (далее – Постановление № 6-П), Гражданский кодекс РФ – в соответствии с вытекающими из Конституции РФ основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК РФ) - не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению.
Согласно ГК РФ лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (статьи 166 – 181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статьи 301 – 302).
Предъявление виндикационного иска в сентябре 2007 г. было способом защиты нарушенного права собственности не только надлежащим, но и прямо предписанным пунктом 3.1 Постановления № 6-П (защита права лица, считающего себя собственником имущества, против лица, приобретшего имущество не по первой сделке, совершенной с нарушением закона, а на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.), возможна только путем удовлетворения виндикационного иска в порядке статьи 301 ГК РФ).
Расширительное толкование ч. 3 ст. 151 АПК РФ не допускается. Прежняя попытка Истца защитить свое нарушенное право в порядке ст. 167 ГК РФ – путем предъявления иска к ИП Громыко А.И. (дело № А09-4168/06-10) о применении последствий недействительности сделки в виде обязания истца возвратить ответчику денежную сумму, полученную во исполнение сделки, а ответчика – выплатить истцу рыночную стоимость объекта недвижимости (данный факт был сообщен суду Истцом в его Дополнительных пояснениях от 04.04.2013 в связи с другим вопросом) – не исключает использования в дальнейшем другого способа защиты и не имеет правового значения для оценки правомерности предъявления виндикационного иска к ЗАО «Риэлт-Сервис».
2. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о пропуске срока исковой давности.
В нарушение ч. 1 ст. 168, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ ни один довод истца судья Дюбо Ю.И. преступно не оценила (см. доводы истца в Дополнительные пояснения от 04.04.2013 -  п. приложения к настоящему заявлению).
Вопреки доводам Истца, в отрыве от конкретных обстоятельств дела, судья Дюбо Ю.И.  некритически – незаконно, преступно - повторила резюме, сделанное Ответчиком из Постановления Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 № 12833/10 по делу № А73-13296/2008: «При смене титульного собственника исковая давность на истребование этого имущества не начинает течь заново»  (абзац второй с. 9). Истец указывал, что, во-первых, фраза, выделенная курсивом, в указанном Постановлении отсутствует; во-вторых, предметом рассмотрения была «зеркальная» ситуация: невладеющий титульный собственник сменился на стороне истца при неизменном владеющем несобственнике. Соответственно, вывод ВАС РФ выглядит иначе: «При смене титульного собственника, не владеющего имуществом, исковая давность на истребование этого имущества не начинает течь заново».
Налицо преступный подлог, совершенный судьёй Дюбо Ю.И.
Судья Дюбо Ю.И. вслед за Ответчиком незаконно отсчитала течение срока исковой давности от 07.05.2004 – даты, указанной на договоре купли-продажи между ООО «РТИ-Спецодежда» и ИП Громыко А.И. (в крайнем случае, от 17.05.2004 – даты внесения в ЕГРП записи о переходе права собственности к Громыко А.И.), непрерывно до 29.03.2011 – даты предъявления данного иска к ЗАО «Риэлт-Сервис» о взыскании убытков (абзацы первый и второй снизу с. 9). Судья Дюбо Ю.И. преступно оставила без оценки (вскользь неправильно оценила в подтексте) факт предъявления в сентябре 2007 г. виндикационного иска ООО «РТИ-Спецодежда» к ЗАО «Риэлт-Сервис» (дело № А09-6380/2007).
Во-первых, судья Дюбо Ю.И. преступно использовала и широко истолковала утверждение о том, что выбор ненадлежащего способа защиты нарушенного права не восстанавливает и не прерывает течение срока исковой давности (абзац первый с. 10), незаконно рассматривая результат в виде отказа в иске как частный случай выбора ненадлежащего способа защиты. Помимо того, что данная позиция не сочетается с самой нормой ст. 203 ГК РФ о прерывании течения срока предъявлением иска в установленном порядке (если бы иск был удовлетворен, то сам вопрос об исковой давности утратил бы смысл на будущее), она противоречит пункту 15 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление-15/18), в котором расшифровывается, что в соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается, в частности, предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РСФСР или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. Таким образом, с точки зрения приложения к ст. 203 ГК РФ под ненадлежащим способом защиты нарушенного права можно понимать только нарушение определенных требований процессуального права. Следует отметить, что виндикационный иск, рассматривавшийся в деле № А09-6380/2007, и с точки зрения материального права изначально был надлежащим способом защиты нарушенного права. Отказ в иске явился следствием возникновения нового обстоятельства, отсутствовавшего в момент предъявления иска. При этом, как указано в п. 14 Постановления-15/18, учитывая, что обстоятельства, перечисленные в ст. 203 ГК РФ, являются безусловными основаниями для перерыва течения срока исковой давности, а решение суда должно быть законным и обоснованным, суд при рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.Поскольку, как подчеркнуто в п. 19 Постановления-15/18, перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения, имел правовое значение вопрос, не был ли виндикационный иск, предъявленный в сентябре 2007 г., задавненным (несмотря на то, что в деле № А09-6380/2007 Ответчик об истечении срока исковой давности не заявлял).
В связи с этим, во-вторых, судья Дюбо Ю.И. применила своеобразный, а по существу – преступный, подход к фиксации начала течения срока исковой давности: трактуя иск о виндикации или о взыскании неосновательного обогащения при невозможности виндикации в натуре как иск о применении «последствий недействительности цепочки сделок» (абзац второй с. 10), судья незаконно прибегнула к специальному правилу отсчета – с момента начала исполнения первой сделки в цепочке (май 2004 г.) – вместо общего правила ст. 200 ГК РФ: со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (абзац третий с. 10). Такое толкование вступает в противоречие с правовой позицией п. 3.1 Постановления № 6-П, согласно которой права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, то есть именно в порядке применения последствий недействительности цепочки сделок. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска (который, таким образом, прямо противопоставлен реституционному иску). Кроме того, если принять концепцию «последствий недействительности цепочки сделок» и признать ответственными всех лиц, задействованных в цепочке, то предъявление реституционного иска к ИП Громыко А.И. в 2006 г. следовало бы признать событием, прерывающим течение срока исковой давности. Истец подробно обосновывал в Дополнительных пояснениях от 04.04.2013, что он узнал о нарушении своего права собственности в октябре 2004 г. по воле случая – раньше, чем он должен был узнать об этом при нормальном течении событий.Приводилась в указанных пояснениях ссылка на абзац первый п. 57 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (далее – Постановление-10/22), согласно которому течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права. Ответчик не приводил в суде первой инстанции доводов в пользу того, что Истец должен был узнать о соответствующей записи в ЕГРП ранее 21.09.2004 (исковое заявление поступило в суд 21.09.2007), поэтому в силу ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ утратил возможность опровергать утверждение Истца о том, когда к нему поступила соответствующая информация. Однако судья Дюбо Ю.И. об этом преступно умолчала.
3. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о том, что Истец не обосновал существования у Истца права собственности на спорный объект на момент совершения сделки с ИП Громыко А.И.
Это вообще вопиющее безобразие  со стороны судьи Дюбо.
Судья Дюбо Ю.И. преступно утаила о существовании в деле документов, представив ситуацию так, как будто их нет: надлежащим обоснованием собственности на объект является копия выписки из ЕГРП о переходе прав на объект недвижимого имущества (Корпус № 1, транспортный переход) от __.10.2004 № 4/2004-899, которая представлялась в материалы дела, как минимум, дважды (при первоначальном исковом заявлении и при Дополнительных пояснениях от 04.04.2013). В указанной выписке перечислены по порядку следующие собственники: ОАО «Смена», ООО «РТИ-Спецодежда», Громыко А.И., Лукьянчиков В.С., Коршунов А.Н. (ОАО «Спецодежда-Идеал» среди собственников не указано.) Кроме того, факт нахождения Корпуса № 1 с транспортным переходом в собственности ООО «РТИ-Спецодежда» обладает свойством преюдиции, поскольку он установлен вступившим в силу решением Арбитражного суда Брянской области от 05.05.2008 по делу № А09-3222/2007, что отмечено в самом обжалуемом решении.
Дюбо Ю.И. преступно указала, что нужны доказательства того, чего в действительности не было. Ведь цепочка событий, связанная с учреждением и ликвидацией ОАО «Спецодежда-Идеал», изложена Истцом в целях полного раскрытия вопроса о течении срока исковой давности. Никакого доказательства «надлежащего обратного перехода права собственности от ОАО «Спецодежда-Идеал» к ООО «РТИ-Спецодежда»» (абзац пятый снизу с. 11) от Истца не требовалось, поскольку не было перехода права собственности от ООО «РТИ-Спецодежда» к ОАО «Спецодежда-Идеал». Абзац четвертый пункта 12 Постановления-10/22 преодолел ранее существовавший разнобой в арбитражной практике, установив: при внесении недвижимого имущества в качестве вклада (взноса) в уставный (складочный) капитал юридического лица право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации права за таким юридическим лицом в ЕГРП.
Судья Дюбо Ю.И. преступно умолчала существенную деталь, имеющую правовые последствия в пользу Истца и изложенную в Дополнительных пояснениях Истца от 04.04.2013, где утверждалось, что Корпус № 1 с транспортным переходом и в фактическое владение ОАО «Спецодежда-Идеал» (равно как Громыко А.И., Лукьянчикову В.С., Коршунову А.Н., Рахманину С.В.) не передавался.
4. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о непредставлении надлежащих доказательств стоимости спорного имущества по состоянию на май 2005 года.
Удивительная ложь! Ведь Истец не представлял вообще никаких оценок стоимости спорного имущества по состоянию «на май 2005 г.» (и по состоянию на 01.03.2005 – дату государственной регистрации права собственности Ответчика на Корпус № 1 – тоже) ввиду их ненужности (абзац снизу четвертый с. 11). Как первоначальное экспертное заключение, на котором основывался первоначальный размер иска, так и актуализация экспертного заключения, на котором основывался увеличенный размер иска, содержали оценку рыночной стоимости Корпуса № 1 с транспортным переходом, без учета проведенной реконструкции, по состоянию на 18.03.2011 (накануне предъявления иска).
Вопрос о том, обязательно ли денежную сумму, подлежащую возмещению приобретателем потерпевшему в соответствии с п. 1 ст. 1105 ГК РФ, явно раскладывать на два слагаемых:
а) действительную стоимость спорного имущества на момент его приобретения,
б) убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества – был предметом рассмотрения в кассационной инстанции при первом рассмотрении настоящего дела. Правовая позиция ФАС Центрального округа изложена выше: поддержана позиция Истца о том, что определенная экспертом рыночная стоимость Корпуса № 1 с транспортным переходом отражает как стоимость объекта недвижимости, выбывшего из владения ООО «РТИ-Спецодежда», на момент приобретения его Ответчиком, так и последующее изменение его стоимости (без учета реконструкции).
Для суда первой инстанции при первоначальном рассмотрении дела также не стало препятствием отсутствие представления отыскиваемой суммы в виде двучлена. При повторном рассмотрении Ответчик не привел каких-либо фактических обстоятельств, которые должны были бы изменить правовую позицию суда.
В Возражениях от 01.04.2013 на отзыв на исковое заявление, которые, как и остальные доводы Истца, судья Дюбо Ю.И. преступно оставила без оценки, отмечалось, что Ответчик пытается применить норму п. 1 ст. 1105 ГК РФ в усеченном виде, оставляя лишь первое слагаемое – действительную стоимость имущества на момент его приобретения. Замечание судьи Дюбо Ю.И. можно расценить как выражение согласия с этой несостоятельной позицией.
Согласно ст. 12 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены указанным Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.
Результат актуализированного заключения, то есть выведенное в нем конкретное значение рыночной стоимости здания Корпуса № 1 с транспортным переходом без учета проведенной реконструкции по состоянию на 18.03.2011, Ответчиком не опровергнут. Контррасчет рыночной стоимости Ответчиком по-прежнему не представлен.
Ответ от ООО «Брянский городской «Центр оценки и консалтинга» о невозможности определения рыночной стоимости объекта в предложенных условиях не может служить доказательством невозможности такой оценки, несостоятельности экспертного заключения, а является лишь признанием конкретного оценщика о своей неспособности справиться с заданием.
Доказательство, на которое ссылался Истец, представляет собой экспертное заключение, а не типовой отчет об оценке существующего объекта недвижимости. Экспертное заключение могло быть возможным даже в отношении объекта, разрушенного на момент получения задания об определении рыночной стоимости.
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.07.2010 № 4515/10, Определениях ВАС РФ от 22.04.2008 № 5084/08, от 29.01.2009 № 8/09, от 07.12.2010 № ВАС-13821/10 признана допустимость подтверждения стоимости утраченного (снесенного, разрушенного, сгоревшего) имущества заключением об оценке его рыночной стоимости.
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 выражена важная правовая позиция (хотя и изложенная в контексте корпоративного спора, но имеющая, по мнению Апеллянта, универсальное значение):«Объективная сложность доказывания убытков и их размера … не должна снижать уровень правовой защищенности … Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования … о возмещении убытков … только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности».
В связи со ссылкой на принцип справедливости, а также в связи с замечанием в обжалуемом решении о том, что суд не усматривает недобросовестности покупателя – ЗАО «Риэлт-Сервис» (абзац шестой с. 8),  нужно  отметить, что исковые требования никоим образом не опирались на суждение о недобросовестности Ответчика. Для права на виндикацию достаточно было того, что спорный объект выбыл из владения Истца помимо его воли.
Однако представленная Ответчиком в дело копия договора купли-продажи от 17.01.2005 между Рахманиным С.В. и ЗАО «Риэлт-Сервис», где указана цена договора  1 900 000 рублей, которая значительно ниже рыночной на тот момент, является свидетельством того, что Ответчик не был добросовестным приобретателем, а цепочка быстрых перепродаж проходила изначально под его контролем.
Решением Брянского областного арбитражного  суда от 14.04.2013 по делу №А09-1936/11 нарушены имущественные права ООО «РТИ-Спецодежда» и мои, как участника этого общества, закрепленные в ст. 35 Конституции РФ и ст. 17 Всеобщей декларации прав человека. Сведены на нет судебные гарантии защиты прав ООО «РТИ-Спецодежда»  и моих как участника этого хозяйственного общества, закрепленные в части 1 ст. 46 Конституции РФ.
Судья Дюбо Ю.И., действуя от имени Российской Федерации, посягнула на гражданские права, гарантированные Конституцией РФ и Всеобщей декларацией прав человека.
Ввиду вышеизложенного на основании п. 2 ч. 1 ст. 447, п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК РФ прошу:
Провести проверку по моему заявлению.
Возбудить уголовное дело в отношении судьи Брянского областного арбитражного суда Дюбо Ю.И.  по признакам уголовного преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ.
Об ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306  УК РФ осведомлен.
Приложение на   листе:
Копия решения Арбитражного суда Брянской области от 15.04.2011 по делу А09-1936/11
Копия решения Арбитражного суда Брянской области от 28.06.2011
Копия постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2011
Копия постановления ФАС Центрального округа от 13.02.2012
Копия Определения ВАС РФ от 04.05.2012 № ВАС-5274/12
Копия определения Арбитражного суда Брянской области от 12.10.2012
Копия постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2012
Копия решения Арбитражного суда Брянской области от 12.02.2013
Копия искового заявления
Копия отзыва на исковое заявление
Копия возражений на отзыв на исковое заявление
Копия дополнительных пояснений к возражению на отзыв на исковое заявление
Копия Открытого протеста (первая и вторая части)
Копия заявления в МВД РФ о преступлении
Копия обращения в Общественный совет при МВД РФ
Шилин Г.А.            __ мая  2013 г.
Председателю 
Следственного комитета РФ,
105005, г. Москва, Технический пер., д. 2
Шилина Геннадия Алексеевича,
адресс
Заявление о преступлении
(о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Брянского областного арбитражного суда Дюбо Ю.И.)
11 апреля 2013 года судья Брянского областного арбитражного суда Дюбо Ю.И., рассмотрев исковое ООО «РТИ-Спецодежда», совладельцем которого я являюсь, приняла решение по делу А09-1936/11 об отказе в иске. Решение в полном объеме было изготовлено 15.04.2013.
Это решение, принятое единолично судьёй Дюбо Ю.И., полагаю заведомо неправосудным, опирается не на закон, а на произвол.
Этот вывод основан на нижеследущем.
В целях улучшения восприятия сведём все ложные утверждения судьи Дюбо Ю.И. в четыре обобщения:
1) Истец избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права, заявив иск не к непосредственной стороне по сделке, а к последнему собственнику (абзац второй с. 8 – здесь и далее, если не оговорено другое, решения по делу А09-1936/2011 от 15.04.2013);
2) Истцом пропущен срок исковой давности (абзац третий снизу с. 10);
3) Истец должным образом не обосновал существование у него права собственности на спорный объект на момент совершения сделки с Громыко А.И. (абзац второй снизу с. 10);
4) Истец не представил надлежащих доказательств стоимости спорного имущества по состоянию на май 2005 года (абзац четвертый снизу с. 11).
Соответственно, моё обвинение в совершении преступления против правосудия выстроено далее из четырех автономных частей, посвященных отдельным приведенным выше обобщениям.
Каждое из этих обобщений состоит из следующих ложных утверждений:
1. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о выборе Истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права.
Ложное утверждение: «… Суд поддерживает довод Ответчика, что обязанность возместить убытки в виде  стоимости имущества, подлежащего реституции (когда она не возможна в натуре), прямо возложена на сторону по сделке» (абзац 4 с. 7).
То есть. Судья Дюбо Ю.И.  преступно не изучила и взяла на веру довод Ответчика, существо которого можно выразить так: иск о взыскании неосновательного обогащения должен был быть предъявлен не к Ответчику, а к ИП Громыко А.И. – первому в цепочке приобретателей спорного объекта, поскольку в силу п. 2 ст. 167 ГК РФ обязанность возместить в деньгах стоимость имущества, подлежащего реституции, когда она не возможна в натуре, прямо возложена на сторону по сделке.
При этом судье Дюбо должно было бы быть совершенно очевидным, что Ответчик никаких новых фактических обстоятельств в данном отношении – относительно тех, что были известны суду на 28.06.2011 - не сообщил. То, что Ответчик не был первым приобретателем, а таковым был ИП Громыко А.И., суду было известно изначально. Более того, суд тогда отмечал, что данный факт обладает свойством преюдиции, поскольку установлен решением Арбитражного суда Брянской области от 05.05.2008 по делу № А09-3622/2007 (абзац второй снизу с. 2 решения от 28.06.2011). Разумеется, суду было изначально известно, что на момент предъявления иска Корпус № 1 с транспортным переходом как индивидуально-определенная вещь уже не существовал (абзац третий с. 4 решения от 28.06.2011).
«Правовая» позиция судьи Дюбо Ю.И. (и Ответчика) имела бы какой-то резон, если бы Истец спохватился только тогда, когда и реституция, и виндикация (в натуре) стали невозможными. Однако виндикационный иск к ЗАО «Риэлт-Сервис», рассматривавшийся в деле № А09-6380/2007, о котором суду было известно, был в момент его предъявления надлежащим способом защиты нарушенного права собственности ООО «РТИ-Спецодежда». Лишь в период рассмотрения дела Ответчик добился юридического исчезновения виндицируемого объекта, добившись в судебном порядке (дело № А09-931/2008) признания права собственности на результат самовольной реконструкции. При этом Ответчик преступно утаил во время рассмотрения данного дела информацию о наличии правопритязаний со стороны ООО «РТИ-Спецодежда». Такое поведение Ответчика было квалифицировано при первом рассмотрении настоящего дела как виновное. Новых обстоятельств, доказывающих отсутствие вины, Ответчик не указал.
В такой ситуации освобождение Ответчика от гражданско-правовой ответственности, выражающейся во взыскании стоимости неосновательного обогащения, и переключение всей полноты ответственности на ИП Громыко А.И. означало бы, что ЗАО «Риэлт-Сервис» извлекло преимущество из своего незаконного преступного поведения. На недопустимость подобного положения вещей указано, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10.
аждое лицо вправе выбирать по своему усмотрению способ защиты своих нарушенных гражданских прав, и надлежащих способов может быть несколько. Недействительность договора следует из его ничтожности безусловно автоматически, однако последствия недействительности сделки применяются только в судебном порядке. Обязанность возместить стоимость имущества, подлежащего реституции, когда она не возможна в натуре, действительно, лежит на стороне по сделке, но потерпевшая сторона не обязана заявлять именно реституционный иск.
Как указано в п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П (далее – Постановление № 6-П), Гражданский кодекс РФ – в соответствии с вытекающими из Конституции РФ основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК РФ) - не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению.
Согласно ГК РФ лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (статьи 166 – 181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статьи 301 – 302).
Предъявление виндикационного иска в сентябре 2007 г. было способом защиты нарушенного права собственности не только надлежащим, но и прямо предписанным пунктом 3.1 Постановления № 6-П (защита права лица, считающего себя собственником имущества, против лица, приобретшего имущество не по первой сделке, совершенной с нарушением закона, а на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.), возможна только путем удовлетворения виндикационного иска в порядке статьи 301 ГК РФ).
Расширительное толкование ч. 3 ст. 151 АПК РФ не допускается. Прежняя попытка Истца защитить свое нарушенное право в порядке ст. 167 ГК РФ – путем предъявления иска к ИП Громыко А.И. (дело № А09-4168/06-10) о применении последствий недействительности сделки в виде обязания истца возвратить ответчику денежную сумму, полученную во исполнение сделки, а ответчика – выплатить истцу рыночную стоимость объекта недвижимости (данный факт был сообщен суду Истцом в его Дополнительных пояснениях от 04.04.2013 в связи с другим вопросом) – не исключает использования в дальнейшем другого способа защиты и не имеет правового значения для оценки правомерности предъявления виндикационного иска к ЗАО «Риэлт-Сервис».
2. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о пропуске срока исковой давности.
В нарушение ч. 1 ст. 168, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ ни один довод истца судья Дюбо Ю.И. преступно не оценила (см. доводы истца в Дополнительные пояснения от 04.04.2013 -  п. приложения к настоящему заявлению).
Вопреки доводам Истца, в отрыве от конкретных обстоятельств дела, судья Дюбо Ю.И.  некритически – незаконно, преступно - повторила резюме, сделанное Ответчиком из Постановления Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 № 12833/10 по делу № А73-13296/2008: «При смене титульного собственника исковая давность на истребование этого имущества не начинает течь заново»  (абзац второй с. 9). Истец указывал, что, во-первых, фраза, выделенная курсивом, в указанном Постановлении отсутствует; во-вторых, предметом рассмотрения была «зеркальная» ситуация: невладеющий титульный собственник сменился на стороне истца при неизменном владеющем несобственнике. Соответственно, вывод ВАС РФ выглядит иначе: «При смене титульного собственника, не владеющего имуществом, исковая давность на истребование этого имущества не начинает течь заново».
Налицо преступный подлог, совершенный судьёй Дюбо Ю.И.
Судья Дюбо Ю.И. вслед за Ответчиком незаконно отсчитала течение срока исковой давности от 07.05.2004 – даты, указанной на договоре купли-продажи между ООО «РТИ-Спецодежда» и ИП Громыко А.И. (в крайнем случае, от 17.05.2004 – даты внесения в ЕГРП записи о переходе права собственности к Громыко А.И.), непрерывно до 29.03.2011 – даты предъявления данного иска к ЗАО «Риэлт-Сервис» о взыскании убытков (абзацы первый и второй снизу с. 9). Судья Дюбо Ю.И. преступно оставила без оценки (вскользь неправильно оценила в подтексте) факт предъявления в сентябре 2007 г. виндикационного иска ООО «РТИ-Спецодежда» к ЗАО «Риэлт-Сервис» (дело № А09-6380/2007).
Во-первых, судья Дюбо Ю.И. преступно использовала и широко истолковала утверждение о том, что выбор ненадлежащего способа защиты нарушенного права не восстанавливает и не прерывает течение срока исковой давности (абзац первый с. 10), незаконно рассматривая результат в виде отказа в иске как частный случай выбора ненадлежащего способа защиты. Помимо того, что данная позиция не сочетается с самой нормой ст. 203 ГК РФ о прерывании течения срока предъявлением иска в установленном порядке (если бы иск был удовлетворен, то сам вопрос об исковой давности утратил бы смысл на будущее), она противоречит пункту 15 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление-15/18), в котором расшифровывается, что в соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается, в частности, предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РСФСР или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. Таким образом, с точки зрения приложения к ст. 203 ГК РФ под ненадлежащим способом защиты нарушенного права можно понимать только нарушение определенных требований процессуального права. Следует отметить, что виндикационный иск, рассматривавшийся в деле № А09-6380/2007, и с точки зрения материального права изначально был надлежащим способом защиты нарушенного права. Отказ в иске явился следствием возникновения нового обстоятельства, отсутствовавшего в момент предъявления иска. При этом, как указано в п. 14 Постановления-15/18, учитывая, что обстоятельства, перечисленные в ст. 203 ГК РФ, являются безусловными основаниями для перерыва течения срока исковой давности, а решение суда должно быть законным и обоснованным, суд при рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.Поскольку, как подчеркнуто в п. 19 Постановления-15/18, перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения, имел правовое значение вопрос, не был ли виндикационный иск, предъявленный в сентябре 2007 г., задавненным (несмотря на то, что в деле № А09-6380/2007 Ответчик об истечении срока исковой давности не заявлял).
В связи с этим, во-вторых, судья Дюбо Ю.И. применила своеобразный, а по существу – преступный, подход к фиксации начала течения срока исковой давности: трактуя иск о виндикации или о взыскании неосновательного обогащения при невозможности виндикации в натуре как иск о применении «последствий недействительности цепочки сделок» (абзац второй с. 10), судья незаконно прибегнула к специальному правилу отсчета – с момента начала исполнения первой сделки в цепочке (май 2004 г.) – вместо общего правила ст. 200 ГК РФ: со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (абзац третий с. 10). Такое толкование вступает в противоречие с правовой позицией п. 3.1 Постановления № 6-П, согласно которой права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, то есть именно в порядке применения последствий недействительности цепочки сделок. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска (который, таким образом, прямо противопоставлен реституционному иску). Кроме того, если принять концепцию «последствий недействительности цепочки сделок» и признать ответственными всех лиц, задействованных в цепочке, то предъявление реституционного иска к ИП Громыко А.И. в 2006 г. следовало бы признать событием, прерывающим течение срока исковой давности. Истец подробно обосновывал в Дополнительных пояснениях от 04.04.2013, что он узнал о нарушении своего права собственности в октябре 2004 г. по воле случая – раньше, чем он должен был узнать об этом при нормальном течении событий.Приводилась в указанных пояснениях ссылка на абзац первый п. 57 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (далее – Постановление-10/22), согласно которому течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права. Ответчик не приводил в суде первой инстанции доводов в пользу того, что Истец должен был узнать о соответствующей записи в ЕГРП ранее 21.09.2004 (исковое заявление поступило в суд 21.09.2007), поэтому в силу ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ утратил возможность опровергать утверждение Истца о том, когда к нему поступила соответствующая информация. Однако судья Дюбо Ю.И. об этом преступно умолчала.
3. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о том, что Истец не обосновал существования у Истца права собственности на спорный объект на момент совершения сделки с ИП Громыко А.И.
Это вообще вопиющее безобразие  со стороны судьи Дюбо.
Судья Дюбо Ю.И. преступно утаила о существовании в деле документов, представив ситуацию так, как будто их нет: надлежащим обоснованием собственности на объект является копия выписки из ЕГРП о переходе прав на объект недвижимого имущества (Корпус № 1, транспортный переход) от __.10.2004 № 4/2004-899, которая представлялась в материалы дела, как минимум, дважды (при первоначальном исковом заявлении и при Дополнительных пояснениях от 04.04.2013). В указанной выписке перечислены по порядку следующие собственники: ОАО «Смена», ООО «РТИ-Спецодежда», Громыко А.И., Лукьянчиков В.С., Коршунов А.Н. (ОАО «Спецодежда-Идеал» среди собственников не указано.) Кроме того, факт нахождения Корпуса № 1 с транспортным переходом в собственности ООО «РТИ-Спецодежда» обладает свойством преюдиции, поскольку он установлен вступившим в силу решением Арбитражного суда Брянской области от 05.05.2008 по делу № А09-3222/2007, что отмечено в самом обжалуемом решении.
Дюбо Ю.И. преступно указала, что нужны доказательства того, чего в действительности не было. Ведь цепочка событий, связанная с учреждением и ликвидацией ОАО «Спецодежда-Идеал», изложена Истцом в целях полного раскрытия вопроса о течении срока исковой давности. Никакого доказательства «надлежащего обратного перехода права собственности от ОАО «Спецодежда-Идеал» к ООО «РТИ-Спецодежда»» (абзац пятый снизу с. 11) от Истца не требовалось, поскольку не было перехода права собственности от ООО «РТИ-Спецодежда» к ОАО «Спецодежда-Идеал». Абзац четвертый пункта 12 Постановления-10/22 преодолел ранее существовавший разнобой в арбитражной практике, установив: при внесении недвижимого имущества в качестве вклада (взноса) в уставный (складочный) капитал юридического лица право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации права за таким юридическим лицом в ЕГРП.
Судья Дюбо Ю.И. преступно умолчала существенную деталь, имеющую правовые последствия в пользу Истца и изложенную в Дополнительных пояснениях Истца от 04.04.2013, где утверждалось, что Корпус № 1 с транспортным переходом и в фактическое владение ОАО «Спецодежда-Идеал» (равно как Громыко А.И., Лукьянчикову В.С., Коршунову А.Н., Рахманину С.В.) не передавался.
4. Утверждение судьи Дюбо Ю.И. о непредставлении надлежащих доказательств стоимости спорного имущества по состоянию на май 2005 года.
Удивительная ложь! Ведь Истец не представлял вообще никаких оценок стоимости спорного имущества по состоянию «на май 2005 г.» (и по состоянию на 01.03.2005 – дату государственной регистрации права собственности Ответчика на Корпус № 1 – тоже) ввиду их ненужности (абзац снизу четвертый с. 11). Как первоначальное экспертное заключение, на котором основывался первоначальный размер иска, так и актуализация экспертного заключения, на котором основывался увеличенный размер иска, содержали оценку рыночной стоимости Корпуса № 1 с транспортным переходом, без учета проведенной реконструкции, по состоянию на 18.03.2011 (накануне предъявления иска).
Вопрос о том, обязательно ли денежную сумму, подлежащую возмещению приобретателем потерпевшему в соответствии с п. 1 ст. 1105 ГК РФ, явно раскладывать на два слагаемых:
а) действительную стоимость спорного имущества на момент его приобретения,
б) убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества – был предметом рассмотрения в кассационной инстанции при первом рассмотрении настоящего дела. Правовая позиция ФАС Центрального округа изложена выше: поддержана позиция Истца о том, что определенная экспертом рыночная стоимость Корпуса № 1 с транспортным переходом отражает как стоимость объекта недвижимости, выбывшего из владения ООО «РТИ-Спецодежда», на момент приобретения его Ответчиком, так и последующее изменение его стоимости (без учета реконструкции).
Для суда первой инстанции при первоначальном рассмотрении дела также не стало препятствием отсутствие представления отыскиваемой суммы в виде двучлена. При повторном рассмотрении Ответчик не привел каких-либо фактических обстоятельств, которые должны были бы изменить правовую позицию суда.
В Возражениях от 01.04.2013 на отзыв на исковое заявление, которые, как и остальные доводы Истца, судья Дюбо Ю.И. преступно оставила без оценки, отмечалось, что Ответчик пытается применить норму п. 1 ст. 1105 ГК РФ в усеченном виде, оставляя лишь первое слагаемое – действительную стоимость имущества на момент его приобретения. Замечание судьи Дюбо Ю.И. можно расценить как выражение согласия с этой несостоятельной позицией.
Согласно ст. 12 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены указанным Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.
Результат актуализированного заключения, то есть выведенное в нем конкретное значение рыночной стоимости здания Корпуса № 1 с транспортным переходом без учета проведенной реконструкции по состоянию на 18.03.2011, Ответчиком не опровергнут. Контррасчет рыночной стоимости Ответчиком по-прежнему не представлен.
Ответ от ООО «Брянский городской «Центр оценки и консалтинга» о невозможности определения рыночной стоимости объекта в предложенных условиях не может служить доказательством невозможности такой оценки, несостоятельности экспертного заключения, а является лишь признанием конкретного оценщика о своей неспособности справиться с заданием.
Доказательство, на которое ссылался Истец, представляет собой экспертное заключение, а не типовой отчет об оценке существующего объекта недвижимости. Экспертное заключение могло быть возможным даже в отношении объекта, разрушенного на момент получения задания об определении рыночной стоимости.
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.07.2010 № 4515/10, Определениях ВАС РФ от 22.04.2008 № 5084/08, от 29.01.2009 № 8/09, от 07.12.2010 № ВАС-13821/10 признана допустимость подтверждения стоимости утраченного (снесенного, разрушенного, сгоревшего) имущества заключением об оценке его рыночной стоимости.
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 выражена важная правовая позиция (хотя и изложенная в контексте корпоративного спора, но имеющая, по мнению Апеллянта, универсальное значение):«Объективная сложность доказывания убытков и их размера … не должна снижать уровень правовой защищенности … Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования … о возмещении убытков … только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности».
В связи со ссылкой на принцип справедливости, а также в связи с замечанием в обжалуемом решении о том, что суд не усматривает недобросовестности покупателя – ЗАО «Риэлт-Сервис» (абзац шестой с. 8),  нужно  отметить, что исковые требования никоим образом не опирались на суждение о недобросовестности Ответчика. Для права на виндикацию достаточно было того, что спорный объект выбыл из владения Истца помимо его воли.
Однако представленная Ответчиком в дело копия договора купли-продажи от 17.01.2005 между Рахманиным С.В. и ЗАО «Риэлт-Сервис», где указана цена договора  1 900 000 рублей, которая значительно ниже рыночной на тот момент, является свидетельством того, что Ответчик не был добросовестным приобретателем, а цепочка быстрых перепродаж проходила изначально под его контролем.
Решением Брянского областного арбитражного  суда от 14.04.2013 по делу №А09-1936/11 нарушены имущественные права ООО «РТИ-Спецодежда» и мои, как участника этого общества, закрепленные в ст. 35 Конституции РФ и ст. 17 Всеобщей декларации прав человека. Сведены на нет судебные гарантии защиты прав ООО «РТИ-Спецодежда»  и моих как участника этого хозяйственного общества, закрепленные в части 1 ст. 46 Конституции РФ.
Судья Дюбо Ю.И., действуя от имени Российской Федерации, посягнула на гражданские права, гарантированные Конституцией РФ и Всеобщей декларацией прав человека.
Ввиду вышеизложенного на основании п. 2 ч. 1 ст. 447, п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК РФ прошу:
Провести проверку по моему заявлению.
Возбудить уголовное дело в отношении судьи Брянского областного арбитражного суда Дюбо Ю.И.  по признакам уголовного преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ.
Об ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306  УК РФ осведомлен.
Приложение на   листе:
Копия решения Арбитражного суда Брянской области от 15.04.2011 по делу А09-1936/11
Копия решения Арбитражного суда Брянской области от 28.06.2011
Копия постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2011
Копия постановления ФАС Центрального округа от 13.02.2012
Копия Определения ВАС РФ от 04.05.2012 № ВАС-5274/12
Копия определения Арбитражного суда Брянской области от 12.10.2012
Копия постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2012
Копия решения Арбитражного суда Брянской области от 12.02.2013
Копия искового заявления
Копия отзыва на исковое заявление
Копия возражений на отзыв на исковое заявление
Копия дополнительных пояснений к возражению на отзыв на исковое заявление
Копия Открытого протеста (первая и вторая части)
Копия заявления в МВД РФ о преступлении
Копия обращения в Общественный совет при МВД РФ
Шилин Г.А.            __ мая  2013 г.

Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Использование материалов, опубликованных на сайте допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал сайта, до или после цитируемого блока.