Пюре от губернаторши 12:36 07-06-2017
7-06-2017, 12:36

Пюре от губернаторши

На чем зиждется благополучие брянской семьи Богомаз – на губернаторстве мужа или на картофельном бизнесе супруги? Или на совокупности того и другого?
Раз картошка, два картошка – будет денежка…

Совокупный задекларированный доход губернатора Брянщины Александра Богомаза и его жены Ольги за 2016 год 867,3 миллиона рублей. Общество выдохнуло с неким разочарованием. Все ждут, когда же чета перешагнет миллиардный рубеж – и, казалось, вслед за вполне успешным 2015-м и общим доходом в 814 миллионов, вот он – желанный «ярд», только руку протяни.

Но… 2016-й дал минус 44 миллиона и отсрочил попадание в рублевые миллиардеры четы Богомоз на неопределенный срок. Правда, под общим доходом, конечно, абсолютно по делу подразумевается доход лично Ольги Богомаз, как брянской «картофельной королевы» - чиновник Александр Богомаз старается не высовываться из рядов своих коллег ни чрезмерно большим доходом, ни подозрительно скромным. Три с половиной ляма плюс минус пятьсот тысяч – это некая стандартная планка годового дохода более-менее «честного» главы региона.

В собственности губернатора по итогам прошедшего года находятся четыре земельных участка (самый маленький имеет площадь 25 соток или если точно 2574 кв. М), два жилых дома (по 181 и 80 кв. м) и грузовик ГАЗ-53. Ольга Богомаз на его фоне похожа на владельца «заводов-пароходов» - десятки земельных участков в сотни гектаров каждый, используемый в основном под выращивание картофеля, десятки единиц сельхозтехники и легкового автотранспорта, склады, ангары, хранилища, бойни, мельницы, пилорамы, логистический центр и даже несколько артезианских скважин.

По итогам 2014-го Ольга Богомаз возглавляла список самых богатых жен государственных деятелей по оценке журнала Форбс, в 2015-м заработала в десяток раз больше, чем самая успешная «бизнес-супруга» кремлевских чиновников, супруга пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова Татьяна Навка – ее задекларированные 89 миллионов рублей даже близко не ровня брянской «картофельной королеве». Так же, как и самая богатая вторая половина члена правительства - супруга вице-премьера Аркадия Дворковича Зумруд Рустамова в позапрошлом году «подняла» 141,39 миллионов рублей, что в 6,5 раз скромнее картофельных богомазовских.

Да и по итогам 2016-го ближайшая преследовательница Ольги Богомаз супруга главы далеко не бедного Татарстана Рустама Минниханова Гульсина со своими 256,5 миллионами очень далека от лидера гонки.
Бизнесмены от сохи

По официальной легенде Александр и Ольга Богомаз начинали свой бизнес с земли. В прямом смысле. Закончили институт, вернулись на Брянщину и в 1999-м основали крестьянское фермерское хозяйство «Богомаз». Это то самое хозяйство, которое на 60% заполняет картофельные прилавки «Пятерочки» и которое растянулось нынче на 13 тысяч гектаров.

А тогда, в конце восьмидесятых, по приданию Ольга Богомаз сама была «и жнец и косец» - сама сажала, сама пропалывала, сама выкапывала. В теории хозяйство было и остается семейным делом, где сейчас и двое повзрослевших сыновей четы трудятся, не покладая рук.

Но Александр Богомаз еще в те позднесоветские годы понимал, что поднимать хозяйство намного легче из кабинета, чем с лопатой в руках. «Стародубрайгаз», где с 1998 по 2003-й трудился главным инженером будущий губернатор Брянщины, была первой компанией, где Богомаз учился совмещать полезное с приятным, то есть, государеву службу с бизнес-интересами семьи, крепко вгрызшейся в земли на землях бывшего совхоза «Бёрновичский».

И дальше Александр Богомаз предпочитал помогать выращивать семейную картошку в костюме и галстуке – Народный фронт, депутатство в Госдума и, наконец, в сентябре 2014-го он был назначен врио губернатора Брянской области, сменив «утратившего доверие», а затем и свободу Николая Денина, а в сентябре 2015-го выиграл губернаторские выборы, став полноправным хозяином области.

И с тех пор картофельные реки разлились широко и превратились в целые моря, частично подминая под себя и другие направления. На сегодня Ольге Богомаз принадлежат 79 земельных участков, преимущественно сельхозназначения, самый большой – 760 га. Сегодня семейный «картофельный» бизнес освоил несколько «побочных» агронаправлений, включив в себя помимо прочего две молочные фермы, поля, засеянные пшеницей, кукурузой, ячменем, соей, овощехранилища на 100 тысяч тонн и 3 фасовочные линии, удорожающие каждый поступающий в магазины килограмм овощей.
Сажай картофель, пока горячо

Брянщина всегда была картофельным регионом – визуально остается и теперь. Только ныне это уже не брянский картофель – им занимаются конкретные люди, просто используя под бизнес земельные активы области. И весьма успешно.

Еще лет шесть назад Александр Богомаз сказал, что Брянская область должна стать картофельным миллионером. Со временем отделив зерна от плевел, чета Богомазов принялась воплощать идею в жизнь – область стала просто землей для выращивания, а главные картофелеводы – миллионерами.

По итогам 2016 года областной урожай картофеля стал третьим по стране после Воронежской области и Татарстана с результатом 1 миллион 380 тысяч тонн, что даже при некотором подорожании примерно на 6% позволило местному картофелю быть внутри области дешевле, чем у соседей (в среднем 14-15 рублей против 20-22-х в Смоленской). Но это, пожалуй, единственный продукт, ценник по которому значительно не скачет вверх, все остальное – крупы, сахар, другие овощи, фрукты – на месте по цене не стоят, однозначно вниз не падая.

Но, что же повлияло на тот факт, что скромное крестьянское хозяйство «в одну лопату» превратилось, по сути, в картофельную империю и монополиста? Самая главная причина благополучия - агрессивная политика приращивания земельных и имущественных владений за счет «бесперспективных» хозяйств, что невозможно поставить на поток без поддержки административного ресурса.

Представители картофельного «гиганта» действуют через глав районов, нагло и спокойно уточняя (звонок-то сверху главе уже был): «Как бы тут землицей разжиться?». Такие визиты в районы со временем стали привычными. Дошло до того, что группа аграриев во всеуслышанье заявила: «С приходом к власти Богомаза в Стародубском, Суражском, Погарском, Унечском районах происходит рейдерский захват земель».

Правда, чиновники тоже не дураки – все так называемые рейдерские захваты обличались в «белые одежды» официальных торгов. Но вот пример лишь одного из них. 31 октября 2014 года, в одной из местных малотиражных и на сто процентов бюджетных газет было размещено сообщение о проведении торгов по продаже арестованного и заложенного имущества стародубского колхоза имени Крупской. В конце объявления была сноска, согласно которой на подучу заявок на участие в аукционе отводилось 6 дней – и это с учетом выходных и «октябрьских» праздников. Но даже тех, кто все-таки успевал, ждал неприятный сюрприз: «Задаток должен поступить на указанный счёт не позднее "04" июля 2014 года». То есть, за 3,5 месяца до того, как о торгах вообще было заявлено.

Кажется, ну, зачем Богомазам биться за «нерентабельные» хозяйства – что им, неиспользуемой земли на Брянщине мало под засевы? Но то пустыри – а приобретаемые хозяйства забираются со всеми «потрохами» - землей, производственной территорией, техникой, скотом, постройками и т.д.

Поговаривают, что далеко не все поглощаемые Богомазами хозяйства были нерентабельными. Просто на них «положили глаз». Здесь схема отъема такова: приезжают Рома и Миша (сыновья губернатора) и вежливо предлагают "отдать" его за цену во много раз ниже рыночной. Иначе, можно сделать официально – но это будет «по плохому». Но отберут все равно. А так даже денег обещают. Но «как-нибудь» - после сбора урожая, а после сбора – когда продадут… Говорят, что кому-то даже что-то перепадает – чтобы «рот заткнуть».

ООО "Агро Ленина", ООО "Логоватое", совхоз "Стародубский", агрогородок "Московский" – это те хозяйства, которые экспроприировали по более жесткому методу, чем стародубский колхоз имени Крупской. И в этой схеме не обходится без цепочки чиновников всех местных уровней, включая взявших под козырек глав районов. А в общем-то, все банально для России – на несговорчивое хозяйство спускают всех «собак» – проверки, проверки, проверки… Работать не дают, нарушения выявляют за нарушением, грозят штрафами и приостановкой деятельности – а после вызывают замученного руководителя хозяйство в «район» и так тихо, но очень популярно объясняют, что тебе, мол, это дело дальше самому не потянуть – отдай его более успешным людям.

Да что там сельхозхозяйства – именитое семейство может положить «глаз» на что угодно – и это что угодно достанется им небольшим штрихом измененного законодательства. Пример известного даже за пределами области аэроклуба в городе Стародуб, долгое время являвшего этакой маркой и района и области в целом и, соответственного давно и прочно арендовавшего свои 115 гектаров за чисто символические 1151 рубль в год.

В 2015 году центр вольно или невольно поспособствовал «картофелеводам» в претворении в жизнь их захватнических планов – были приняты изменения в Земельный кодекс, обязавшие регионы утвердить свой порядок определения арендной платы за земельные участки. На Брянщине приказ центра был выполнен мгновенно – льготы остались лишь за землепользователями-гигантами типа «Газпрома» и «Транснефти», а всем остальным по «квадратуре». Для именитого, но абсолютно нищего стародубского аэроклуба, объединившего под эгидой самодеятельного технического творчества многих детей, подростков и взрослых, годовой ценник за аренду – 52 миллиона рублей. Правда, если когда-то эта земля перейдет под самое известное в области картофельное хозяйство, неужели местные умники от власти не придумают, как сделать так, чтобы не платить такую аренду самим? Надо полагать, придумают.

К примеру, придумал же губернатор, как увеличить посевные площади под посадку картофеля, как собрать в этом году полтора миллиона тонн и даже предлог нашел весьма уважительный. Как сказал на недавнем совещании у вице-губернатора Александра Резунова при обсуждении весеннее-полевых работ директор департамента сельского хозяйства Борис Грибанов, к концу весны в брянских магазинах прошлогодний запас брянского картофеля закончился – уже вовсю продают привозной. Значит, под картошку необходимо увеличивать площади – это «весенние указы» губернатора. Значит, кто-то этих самых площадей лишится.

Что тут сказать, забота власть предержащих о жителях Брянщины могла бы показаться искренней, если бы не следующая цифра: прошлогодний урожай картофеля превысил так называемый нормативный фонд потребления в регионе в 11 раз! То есть накопали картошки на ближайший год потребления плюс про запас на следующих 11 лет.

Понятное дело, что при таком урожае излишки производитель продает оптовикам и в другие регионы – но только излишки, после того, как тот самый нормативный фонд заполнен до краев. Но, видимо, стремление продать «на сторону» и заработать на том «бабок» для руководства предприятия «Богомаз» оказалось более интересным, чем нужды брянцев покупать дешевую картошку по весне. А по весне «богомазовки» уже почти нигде нет.
Богатый бедного не разумеет

В общем, чтобы не говорили мэры больших городов и губернаторы маленьких областей, словно стесняясь своих олигархических супружниц, за то, что их чиновничьи посты мешают их женам вести бизнес, по какой-то неведомой причине эти «бабские бизнесы» росли, как на дрожжах.

Но если для кого-то это повод для гордости, Александр Богомаз сумасшедшие по брянским меркам доходы семьи попытался как-то... смягчить, «приземлить» что ли. Например, на страницах местных СМИ пояснял, что не так уж его супруга и богата, не говоря о нем самом. Мол, без малого миллиард – это не доход в чистом виде, а так называемая капитализация. Что со всего еще надо налог платить – а после него мало что и останется.

Кого хочет обмануть уважаемый губернатор – людей, очень далеких от финансовых терминов? Капитализация или увеличение массы собственного капитала за счет сложения всего, что у тебя есть и что не относится к прямому доходу, нужно во-первых, тому, кто хочет привлечь на себя ту или иную инвестицию, во-вторых, если компания, к примеру, продается и оценивается. Ну, и таким образом набивает себе цену.

С чиновниками и их ближайшими родственниками все, казалось бы, должно быть ровно наоборот – максимально приуменьшить свою «богатость» перед обществом и простыми людьми. Что касается налогов, то это вообще присказка на дурака – в декларации о доходах указывается… собственно доход. Чистый доход, с которого уже взяли все, что положено по закону. Точно такой же, как с 22-х тысяч среднего заработка жителя области.

Точно такой же, как с 11-и тысяч средней пенсии по региону за тот же 2016-й. Разница лишь в том, что там под миллиард, а здесь 10-20 тысяч. А так одинаково чистые доходы во всех отношениях.

Да и богомазовские «батраки» не «разжирели» на барских полях – несмотря на то, что хозяйство, в котором они работают, одно из ведущих в стране. Рассказ Николая Кукаренко, бывшего работника фирмы «Богомаз», нашедшего смелость подать на хозяев в суд за постоянные переработки и крохотную зарплату и, естественно, проигравшего его во всех инстанциях: «Наш губернатор Александр Васильевич, приезжал практически каждые субботу-воскресенье. А всеми делами заправляют их сыновья – Рома и Миша. Рома, младший, как-то подошел сам ко мне с ухмылочкой и сказал: «Если что-то не нравится – идите, жалуйтесь куда хотите». А Миша добавил, что работать, как мы – за 500 рублей в день с 8 утра до 10 вечера, да еще в выходные, – это нормально».

Это и есть огромный минус для регионального рынка труда – крупные агрохолдинги сосредоточили в своих руках почти 100-процентный охват рабочих мест на селе, и кроме, как в одну из их структур сельчанину ткнуться некуда. Потому и условия труда и уровень зарплат диктует «барин», а не рынок. Потому какой-нибудь там «юноша» Рома и еже с ним может подойти к сорокалетнему мужику со вздутыми от тяжелого труда жилами и, посмеиваясь, сказать: «Не нравится – жалуйтесь куда хотите». Наверняка, веке так в девятнадцатом нечто подобное говорил помещик недовольному батраку, только под «куда хотите» указывалось «хоть царю-батюшке» - мол, идти тебе все равно некуда. Некуда и сейчас.

Это понятно, на одного уволенного «жалобщика» еще с десяток «холопов» найдется – когда в царской еще России в 1861 году отменили крепостное право, большая часть крестьян экономически стали жить еще хуже: их мнимую свободу так обложили государство с помещиком, что те вынуждены были идти на поклон к бывшему барину: «Дай работу – дохнем с голода!». Абсолютно тоже самое происходит сейчас и в богомазовском хозяйстве: хочешь, вкалывай за «пятихатку» от «светла до темна», хочешь, с голода сдыхай. Вольному – воля.

У мужиков семьи, дети – почти все выбирают первое, и, сжав зубы, впрягаются в «ярмо», надеясь, что хотя бы с этих пятисот рублей еще не урежут за сломанную лопату или заглохший по неизвестной причине движок.

Что же касаемо «стартового капитала» в виде первого гектара и тяжкого труда с лопатой в руках, то, как поговаривают, тот самый совхоз «Бёрновичский», с которого и начинался богомазовский бизнес, в свое время был главной откормочной базой целого района, богатейшим сельхозпредприятием, построенным как объект Всероссийской ударной стройки. Но разгромили его начинающие аграрии Богомазы как отсталое и полностью бесперспективное, надо полагать, при помощи местных властей сначала доведя его до такого состояния. Рычаги для этого, как мы видим, у власть имущих есть и немало.

То, что губернатор не отходит от дел семейных, можно прочитать между строк из его речей, когда глава региона слегка забывается и заговаривается. Например, рассказывая об успехах сельхозпредприятия «Богомаз», которым руководит его супруга, он всегда упоминает множественное «мы»: мы посеяли, мы собрали, мы потратили.

«…непонятно, где и кем А. Богомаз работает: губернатором или в хозяйстве у своей жены?! … И когда же он всё успевает — и править областью, и жене помогать?! Наверное, не спит совсем!» - это комментарий одного из пользователей соцсетей на деятельность Александра Богомаза «о двух головах».

Да когда ж тут спать – область, она ведь никуда не денется, по крайней мере, на срок губернаторства – а семейный бизнес надо делать сейчас, пока… «все хрюшки у кормушки». Ведь когда-то в это кресло сядет другой товарищ, которому тоже нужно будет как-то кормить семью. А если интересы двух семей пересекутся? Быстрее подвинут того, у кого среди регалий есть маленькая приставка «экс». Так что, пока еще не «экс», надо помочь семье… не умереть с голоду.